Максим Сырников (kare_l) wrote,
Максим Сырников
kare_l

Categories:

Перечитывая классику.

Давно хотел об этом написать, да как-то не решался.

Во втором издании "Кулинарного словаря" Похлёбкина есть очень интересная статейка про каракурчинцев.
Надо признаться, что когда я прочитал её впервые, лет двенадцать назад - история с каракурчинцами произвела на меня сильное впечатление.

Потом я наткнулся на описание этого же народа в дневниках Пржевальского.
И мне показалось, что статья Похлёбкина написана отчасти по мотивам этих записей. Именно по мотивам.

Под катом я даю для сравнения два текста.
И кое-что от себя.



Вот это - Похлёбкин:

"КАРА-КУРЧИНЦЫ - Небольшое племя на восточном побережье озера Лоб-нор (МНР) - единственная на Земле группа людей, открытая в XIX в., которая не знала хлеба или ему подобных заменителей, как все другие народы, и обладала своей особой системой питания. Кара-курчинцы не ели также и бараньего мяса, как окружающее их монгольское население. Употребляли в пищу лишь мясо пеликанов и выпи - речных птиц, питающихся исключительно рыбой и земноводными, - непригодное в пищу с точки зрения всех других народов и современной медицины. Вторым компонентом питания кара-курчинцев были поджаренные корни кендыря (Trachomitum Woodson) - травянистого растения семейства кутровых, для которых характерно наличие млечного сока и которые также считаются медициной абсолютно несъедобными для человека и даже ядовитыми (из-за строфанта). Из молодых побегов тростника, особенно метелок его в восковой спелости, кара-курчинцы вываривали густую массу, сладковатую на вкус. Таким образом, вся их пища состояла из неплотного, малокровного, лимфато-разреженного субстрата животного происхождения и такого же неплотного растительного сырья. Что же касается химического состава их пищи, то она состояла из легко усваиваемых белков и легких крахмалов. Таким образом, система питания была вполне стройная, ибо, как это было доказано только в начале 80-х годов нашего века, хлеба требует только жировое, основательное белковое и кисло-растительное питание.
Пример кара-курчинцев имеет принципиальное значение. Он говорит о том, что питание человека может быть каким угодно, но только не хаотическим, что разделение продуктов на вредные и полезные чрезвычайно условно; гораздо важнее их взаимосвязь, их гармония в биохимическом смысле, а также сила привычки к определенному питанию или определенным продуктам. Кара-курчинцы не могли есть хлеб, который им давали европейцы - они его тотчас же выплевывали, а тот, кто съедал, отравлялся. Вместе с тем это был чрезвычайно выносливый, крепкий народ, физически хорошо сложенный и развитый. И это понятно: их система питания была естественной, тесно связана, отрегулирована с окружающей их природой, вытекала логически из нее. Отсюда еще один важный вывод: все так называемые "научные", а фактически надуманные, вымышленные системы питания, предлагаемые для разных целей (похудения, набора веса и т.п.), - являются шарлатанскими, нереальными и неприемлемыми."



А вот это - Пржевальский, из дневника его чётвёртого путешествия по Центральной Азии 1883-1885 годов:


"Прежде нежели перейдём к описанию весны на Лоб-норе, расскажем о его жителях.

Эти последние, известные, как упомянуто выше, под именем кара-курчинцев, живут в одиннадцати деревнях, расположенных большей частью внутри озера Лоб-нор. Число каракурчинцев ныне простирается до 70 семейств, в которых приблизительно около 300 душ обоего пола.

Плодовитость всех вообще обитателей Лоб-нора невелика, чему причиной, конечно, невыгодные условия существования. В редкой семье бывает пять, шесть детей; обыкновенно же двое, трое; иногда ни одного."

-----------------------------

"Пища обитателей Лоб-нора состоит, главным образом, из рыбы, свежей летом, сушёной зимой. Свежую рыбу едят варёной в воде, которую потом пьют вместо чая; сушёная рыба жарится на огне, предварительно смоченная солёной водой: Ни в том, ни в другом случае рыба не очищается от чешуи; её сбрасывают уже во время самой еды. Подспорьем к рыбе, как главной пище, служат весной, частью летом и осенью, утки, которых ловят в нитяные петли; наконец, как лакомство, весной каракурчинцы кушают молодые побеги тростника. Хлеба и баранины не едят, по неимению того и другого; если же достанут изредка муки из Чархалыка, то едят эту муку поджаренную на огне. Некоторые из каракурчинцев не могут даже вовсе есть бараньего мяса: оно действует вредно на их желудки, непривычные к подобной пище."
.................

"Бедный и слабый физически, каракурчинец беден и нравственно. Весь мир его понятий и желаний заключён в тесные рамки окружающей среды, вне которой этот человек ничего не знает. Лодки, сеть, рыба, утки, тростник — вот те предметы, которыми только и наделила несчастного мачеха-природа. Понятно, что при такой обстановке, притом без влияния извне, невозможно развитие ни умственное, ни нравственное. Тесный круг понятий каракурчинца не переходит за берега родного озера; остальной мир для него не существует. Вечная борьба с нуждой, голодом, холодом наложила печать апатии и угрюмости на характер несчастного: он никогда почти не смеется. Умственные способности также не идут далее того, сколько нужно, чтобы поймать рыбу или утку, да исполнить другие житейские заботы. Иные даже считать не умеют далее сотни, быть может, и того менее."
..............


И ещё вот это, очень важное:

"Однако прежнее, и притом недавнее, население Лоб-нора было гораздо многочисленнее нынешнего. В Кара-курчине считалось тогда до 550 семейств, из которых две трети жили на самом Лоб-норе. Но лет двадцать назад оспа в несколько месяцев уничтожила почти всё это население. Из оставшихся, ныне живущих, почти все переболели тогда названной болезнью. Но и эти ничтожные остатки прежних лобнорцев сохранились в первобытной чистоте лишь внутри озера Лоб-нор. Прочие обитатели Кара-курчина уже начали изменять свой прежний быт: развели стада баранов, частью и другого скота, начали сеять хлеб и употреблять его в пищу. Такое изменение к лучшему, по крайней мере, хлебопашество, началось весьма недавно под влиянием переселенцев из Хотана, живущих в Чархалыке. В окрестностях этой деревни каракурчинцы сеют (во второй половине марта) свой хлеб (пшеницу), так как на самом Лоб-норе нет пригодных для этого местностей."

Вам тоже показалось, что два приведённых описания каракурчинцев во многом противоречат одно другому?

У Похлёбкина "употребляли в пищу лишь мясо пеликанов и выпи". У Пржевальского основная еда каракурчинцев - рыба и утки. Про пеликанов и выпь (почему у Похлёбкина эти птицы названы "речными"?) Пржевальский тоже пишет, но именно как о нетипичной еде, еде по необходимости, попросту говоря - с голодухи. Кстати, упоминает, что выпь по вкусу напоминает фазана.

И вот это, "кара-курчинцы не могли есть хлеб, который им давали европейцы - они его тотчас же выплевывали, а тот, кто съедал, отравлялся" - очень уж похоже на средневековые описания каких-нибудь зверочеловеков.
По-моему "по неимению" - более точно соответствует действительности.

Так кто же они, эти каракурчинцы: "чрезвычайно выносливый, крепкий народ, физически хорошо сложенный и развитый" или "бедный и слабый физически"?

Как бы там ни было, с последним замечанием Похлёбкина про системы питания я полностью согласен.

А вот строфант это растение, классик перепутал его с гликозидом строфантином, в самом деле содержащемся в кендыре.

Вот так.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments